Аренда магазина на Ленинском проспекте

Как тесен мир! На заре туманной молодости у меня была невеста, которая жила на Ленинском проспекте в Москве. Сам я родом из Текстильщиков, которые в те времена считались окраиной Москвы. Из детских воспоминаний сохранилась у меня картина — за нашими домами уже виднелся лес (это где потом Кузьминки появились). Из тех лесов ребята постарше приносили позеленевшие гильзы, а однажды притащили фашистскую каску со свастикой и аккуратной дырочкой сбоку. А… к чему я это? Хоть убей – не помню. Ладно… А-а-а! Вспомнил. Про Ленинский проспект я начал. С тех романтических пор прошло уже больше сорока лет. Алкогольные стихийные бедствия закинули меня в Казахстан, который ко всему прочему стал вполне самостоятельной единицей на карте мира. А я в результате всей этой… суверенизации остался без документов и без какой – либо реальной возможности их восстановить. Достаточно упомянуть такой аспект – чтобы восстановить документы, мне надо было ехать туда, где я их получал. А поехать туда я никак не мог, потому, что без документов меня через вновь образованную границу никто не пропустил бы. Так я и бичевал семнадцать лет. И вот, сидя в очередной раз в приемнике – распределителе, познакомился я с бродягой, который до начала запоев занимался бизнесом – где бы вы думали? – в Москве! Кормила его там аренда магазина. Ленинский проспект – на котором и находился его магазин – место очень проходимое в коммерческом смысле, и в деньгах мой новый знакомый очень быстро перестал нуждаться. А дальше – возгордился, возомнил о себе – и перестал платить крыше. В конечном результате – сидел со мной рядом на нарах в каталажке. За толстой железной дверью…

   Интересную закономерность я успел заметить. Когда бродяга попадает в кутузку, и после нескольких дней «отходняка» приходит в себя – вынужденный здоровый образ жизни наводит его на очень здравые мысли. Так и этот коммерсант сидел и планировал, как он завяжет с питьем и займется делом. «Ну, ладно – денег нет. Но – голова – то при мне!» — убеждал он окружающих и себя в первую очередь. А я по многолетнему горькому опыту уже знал – стоит только выйти за забор, и куда все девается? Все эти разумные мысленные начинания. При первой же возможности – мырь! – на дно стакана. Чтобы ни о чем не думать… Потому, что если думать – то остается в конце концов только одна мысль в голове: «Осторожно, двери закрываются. Следующая станция – конечная. Поезд дальше не идет, просьба освободить вагоны.»

Корейко В.М., менеджер проекта

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>